Дневник Трупера

Воспоминания из дневника Трупера и возвращение на Кримсонленд.

День 1. На опушке

Я снова вернулся в Кримсон. Несмотря на ужасные погодные условия, мне удалось добраться до опушки леса, где я временно сделал привал. Ох уж этот лес... В прошлый раз все начиналось именно с него. Горы мерзких тварей, желающих разорвать твою плоть, реки крови и вкус победы... Да, все это было именно здесь. Странно видеть это место теперь таким живым и цветущим. Даже не верится, что после того что здесь происходило, тут может быть так спокойно и легко. А может, это лишь на первый взгляд?..

Странное ощущение овладевало мной. То ли погода, то ли картины прошлого навевали на меня страх и трепет. Теперь это место не кажется мне таким живым, каким я увидел его сперва... Скорее, наоборот. Тишина и умиротворение леса казались мне зловещими. Что-то таится там, за деревьями, я буквально ощущал чье-то присутствие. Потушив сигарету, я твердо решил осмотреть окрестности - до заката оставалось около получаса.

Взяв старый армейский пистолет, я направился в лес. До самого заката я ходил и искал признаки жизни, однако как только начало вечереть, я уже твердо убедился, что никого вокруг меня нет, и что пора усмирить свое больное воображение. Назад я пошел по той же дороге.

Кроваво-красное небо по вечерам было "визитной карточкой" Кримсона. Бывалые говорили, что небо впадает в реку крови, хотя я почему-то этому не верю.

Вернувшись, я приготовился к ночлегу. Поев тухлой говядины, и запив это все шнапсом, я сел и закурил. Нет, не случайно я оказался здесь снова. Не случайно.

День 2. Воспоминания

Сегодня я проснулся с ужасной головной болью. Всю ночь мне снились кошмары… Видимо, со шнапсом я вчера здорово перебрал. Ну что ж, по крайней мере «отметил» свое возвращение – жив и на том спасибо. Было около 4-х часов утра, когда я развел костер. Спать уже не хотелось, поэтому я просто лег на спину и смотрел на звезды. Легкое потрескивание бревен в огне напомнило мне о тех временах, когда на дне рождения сына я учил его разводить костер. Он хотел быть таким же мужчиной, каким был его отец. Славный ребенок! Однако все эти воспоминания прервало одно лишь понимание того, что все это уже в прошлом…Как только я ушел на службу, началась война – жена бежала, забрав с собой и ребенка. К сожалению, мне до сих пор ничего не известно о том, где они сейчас и живы ли они вообще. Тяжелые годы службы, разумеется, наложили свой отпечаток. Долгие три года я то и дело боролся сам с собой. Из сопливого сынка служба превращала меня в настоящего мужчину, однако надобности в этом не было: без жены и без ребенка все это было до задницы – защищать некого, кроме себя. Вернувшись с войны, все идеалы за которые я был готов умереть, теперь казались мне выдуманными. Вместо почета и уважения я столкнулся с безработицей и нищетой. Так я жил долгие 10 лет, пока моя жизнь не изменилась раз и навсегда...

Утром раздался звонок в дверь. Открыв, я не заметил ничего, кроме письма лежащего прямо на пороге. Распечатав письмо, дрожащими руками я перечитал его, по меньшей мере, раз пять. В нем говорилось о каких-то секретных опытах в области генной мутации, проводимых военными. Что-то вышло из под контроля, в результате чего целый остров погрузился в хаос и разруху. Отправлять туда армию было слишком опасно – нужно было избежать международной огласки. Задачей штаба было найти одного добровольца из числа резервных войск. «Счастливчику» обещали высокое жалование и полную неприкосновенность, взамен на расписку о неразглашении. Тяжелые 10 лет нищеты сыграли свою роль: я принял это предложение, хоть и понимал, что шансы вернуться оттуда живым ничтожно малы. В штабе все было как и условлено – написав расписку мне выдали обмундирование и отослали на остров, дав лишь одно задание: выжить. Так я впервые увидел Кримсонленд…


Добавить комментарий

Комментарии

  • Комментарии не найдены